Поход и пребывание Чехова на Сахалине

8 июля «Байкал» снялся к берегам Сахалина и после продолжительной стоянки в Де-Кастри, где выгружали казенный хлеб, под вечер прибыл в Александровск и отдал якорь на рейде.

«Гавани здесь нет и берега опасны, — отметил Чехов в путевых заметках. — Пароходы останавливаются в версте от берега и редко ближе. Пристань есть, но только для катеров и барж».

19 июля на Сахалин прибыл приамурский генерал-губернатор барон А. Корф. Он принял Антона Павловича, поинтересовался, нет ли у него поручения от какого-либо ученого общества или газеты и предупредил, что писатель может бывать где и у кого угодно, но общаться с политическими заключенными запрещено. Чехов любил гулять по городу.

10 сентября Антон Павлович на «Байкале» отправился на юг Сахалина.

Солнечный и ясный берег острова, та часть его, которой не коснулась каторга, был приветлив и зелен. И море казалось чище, и дышать легче. Сюда не проникало холодное течение с севера, и теплое Цусимское делало климат мягче и теплее. Пышные строевые леса и высокие травы одевали береговые склоны. Однако берега и море пустынны. И лишь однажды капитан указал на небольшой поселок. Когда-то здесь стояло селение айнов Маука-Кадь, что в переводе означает «место, поросшее шиповником». Айны вымерли, в их селении в 1870 г. был основан военный пост. Вскоре сюда прибыли первые русские переселенцы. В конце 70-х годов прошлого века русский купец Семенов, житель Владивостока, в компании с шотландцем Демби развернул в Мауке промысел морской капусты и трепангов с вывозом в Китай.

Капитан «Байкала» хорошо знал историю этих мест, но и он не мог предвидеть, что здесь будет крупный торговый город Холмск.

12 сентября утром открылась южная оконечность острова. Чехов всматривался в берег и заносил свои впечатления в записную книжку.

Заканчивалось трехмесячное пребывание Чехова на Сахалине. Его уже тяготила однообразная каторжная явь. Писатель стал подумывать о возвращении в Москву. Вскоре в Корсаковский порт прибыл пароход «Петербург».

13 сентября «Петербург» взял курс на Владивосток. К концу вторых суток открылись берега Приморья. Пароход вошел в залив Петра Великого, и вскоре показались маяки Скрыплев и Басаргин, за которыми угадывался пролив Босфор Восточный — путь в бухту Золотой Рог.

По обе стороны на скалистых площадках поблескивали стволы береговых батарей. Слева — мыс Эгершельд.

30 сентября 1890 г. во Владивостоке открылся музей Общества изучения Амурского края. Узнав об этом еще в рейсе, Антон Павлович сразу же по прибытии отправился в музей. Осмотрев основные разделы — ботанический, минералогический, этнографический, — засел в библиотеке Общества. Здесь Чехов работал над первоисточниками, пролистывал подшивки газеты «Владивосток», делал выписки для будущей книги.

Чехов любил бродить вдоль берега бухы Золотой Рог, смотреть на военные корабли и коммерческие суда. Под вице-адмиральским флагом красовался крейсейр «Адмирал Нахимов», поодаль стояли клиперы «Крейсер» и «Джигит», шхуны «Алеут» и «Тунгуз», знакомый «Байкал» и иностранные пароходы: японский «Хито-Мару» и германский «Инго»...

19 октября «Петербург» снялся из Владивостока. После 44-суточного плавания, пройдя Японское море, Индийский океан, западную часть Черного моря, ранним воскресным утром 2 (14) декабря 1890 г. «Петербург» вошел в Одесский порт и отдал якорь недалеко от Платоновского мола. 5 декабря, подтянувшись кормой к пристани, пароход начал разгрузку.
На следующий день газета «Одесский вестник» сообщила: «В числе пассажиров на «Петербурге» прибыл в Одессу доктор Чехов (писатель), совершивший переезд через Сибирь и изучавший на Сахалине быт ссыльно-каторжных». Ваше любимое казино Azino777 переходите получайте бонусы и играйте по этой ссылке.